Ч И Т И Н С К А Я   Н Е З А В И С И М А Я   Г А З Е Т А
logotype

АрхивНаши изданияНаши акции
Реклама
Первая страница/Архив/#44от01.11.00/Статьи


Была ли революция в России неизбежной?

   Чем дальше от нас роковой 1917 год, тем противоречивей его оценки, и не только у историков - и общественных деятелей. Для россиян это большой вопрос, не то что, скажем, для сытых и благополучных англичан, японцев и голландцев, которым нет нужды ни свергать правящих ими до сих пор монархов, ни канонизировать их, предварительно уничтожив при равнодушном молчании толпы. Недаром великий Татищев, основоположник исторической науки в России в петровские времена, завещал своим ученикам: "История - суть то, что, где, когда и чем учинилось, остальное - домыслы пиитов и сочинителей". Давайте сегодня взглянем на события, предшествовавшие и подготовившие потрясения 1917 года, с позиции того, кто по праву рождения, воспитанию и образу жизни должен был оказаться если не в рядах ревностных защитников монархии, то уж в рядах Белой Армии непременно. Между тем он не напрасно выбрал Красную Армию, но и служил в ней не под "дулом нагана чекиста", как выразились бы его вчерашние сослуживцы, а "по долгу совести и чести сердца". Речь идет о генерал-лейтенанте Генерального Штаба царской армии Евгении Ивановиче Мартынове.
   
Правнук суворовского гренадера

   Прадед будущего "его превосходительства" был из крепостных крестьян, много лет отслужил солдатом в армии, неоднократно отличался в боях, а за свои последние подвиги в знаменитом Альпийском походе Суворова по личному ходатайству великого полководца получил офицерский чин и дворянство, а его сын был определен в кадетский корпус. Так началась военная династия Мартыновых.
   Сам Евгений Иванович родился в семье кадрового офицера в крепости Свеаборг 22 сентября 1864 года. Окончил Первую Московскую Гимназию, археологический институт, Александровское военное училище, Академию Генерального штаба - и все с отличием! Прекрасно владел немецким, французским, английским языками, говорил на японском и китайском. Много лет прослужил, как бы мы сказали сейчас, в "горячих точках" от Кавказа до Туркестана, и тем не менее стал автором не одного десятка исторических трудов, каждый из которых мог принести ему ученую степень и профессорскую кафедру. Современники поражались глубине его образованности, ширине взглядов и таланту исследователя. Но сам он прежде всего считал себя военным.
   Генеральские погоны Е.И. Мартынов получил после русско-японской войны, которую он в качестве командира боевого пехотного полка прошел со своими солдатами "насквозь". За подвиги на поле брани, непосредственно связанные со смертельной угрозой, Мартынов по единогласному решению Думы Георгиевских кавалеров Маньчжурской Армии становится кавалером Ордена Св. Георгия, который сверкнул на его мундире рядом с высшими орденами Российской Империи.
   Наверное, не случайно в ноябре 1910 года командир элитной 1-й стрелковой бригады генерал-лейтенант Мартынов получает предложение возглавить войска Заамурского пограничного округа. Карьера Мартынова уже к тому времени сложилась - в отдаленных местах он прослужил достаточно, под огнем был, опыта боевого и теоретического не занимать. Казалось бы, служи вблизи Петербурга да жди по выслуге лет чина полного генерала, но... Мартынов принял предложение сразу же и не колеблясь.
   
Предательство и воровство

   Евгений Иванович не питал иллюзий, куда он едет служить. Еще в годы войны он слышал рассказы о легендарных порядках, царящих в Заамурском округе, где отвага и мужество рядовых солдат и офицеров сосуществовали с продажностью и сплошной коррумпированностью высшего командного состава. По слухам, дело доходило порой даже до продажи должностей и чинов за деньги! Но выводы многочисленных ревизий бесследно "затухали" в петербургских кабинетах, а "всеподданнейшие" доклады ревизоров на имя царя высочайше отклонялись, последний, в 1910 году под предлогом... недопущения подрыва международного престижа России.
   Но Мартынов не был бы Мартыновым, если бы не взялся круто наводить порядок в вверенном ему округе. Видя это, драгоман (переводчик) Управления КВЖД Петров обратился к новому начальнику с просьбой о личной встрече, в ходе которой сообщил о том, что управляющий дорогой генерал-майор Хорват (впоследствии один из лидеров Белого движения на Дальнем Востоке - авт.) и его помощник князь Хилков передали китайцам чертежи всех железнодорожных мостов КВЖД.
   Мартынов посчитал это сообщение невероятным - ведь железнодорожные мосты не только важнейшие элементы дороги, но и первоочередные цели для вражеских диверсантов, сведения о них являются государственной тайной! И ладно бы дело проходило где-нибудь в России, а не в Маньчжурии в 1911 году, когда отмобилизованная китайская армия ждала только приказа снова броситься на русских! Разве накануне не приходил строжайший циркуляр из Генерального Штаба о запрещение проводить съемки фотографам в частях округа и в близи КВЖД? А тут - в руки реального грозного противника передаются детальные чертежи с пояснительными записками, техническими условиями и таблицами.
   Мартынов призывает в помощники жандармов, прокурора Пограничного Округа Суда Миллера и командующего войсками Иркутского округа генерала Никитина. Произведенное расследование полностью подтвердило и задокументировало фонты передачи документов на мосты. Но на свой рапорт Мартынов получил ответ Шефа Пограничной стражи Коковцева, что он вполне удовлетворен... объяснениями Хорвата и считает, "что взведенное на Управление КВЖД тяжкое обвинение лишено всякого основания"! Реакция обиженного за своих "любимцев" сановного Петербурга была "принципиальной" - драгоман Петров выгнан со службы, прокурор Миллер переведен в Плоцк на втрое низший оклад, генерал Мартынов получил едва ли не первое взыскание по службе, зато генерал-майор Хорват, видимо, в утешение, был произведен в генерал-лейтенанты!
   Полученный "щелчок" не смутил боевого генерала. Опираясь на верных помощников - командира 2 отряда, Георгиевского кавалера генерал-майора Корнилова (да-да, того самого!) и командира 3-го пехотного полка полковника Пневского, Мартынов вскрывает причины массовых эпидемий желудочных болезней среди личного состава и за поставку гнилых и испорченных продуктов в войска округа отстраняет от должности своего заместителя генерала Сивицкого с направлением дела военному следователю. Выводы начальника следственной бригады полковника Данилова сделаны такие:
   "...снабжая войска округа недоброкачественными продуктами, генерал Сивицкий оказывал давление на тех начальников, которые отказывались эти продукты принимать...
   ...последствием приведенных распоряжений генерала Сивицкого являлось использование полками недоброкачественной муки, что вызвало у нижних чинов острые желудочные заболевания и куриную слепоту..."
   Отдавая под суд генерала Сивицкого и его помощников полковников Гальибека и Сыречева, генерал-лейтенант Мартынов напишет в своем рапорте: "Означенные лица, обвиняемые в снабжении войск недоброкачественными продуктами и в причинении убытков казне, должны подлежать ответственности по закону, иначе будет весьма трудно требовать исполнения служебного долга от остальных чинов округа".
   На помощь обвиняемым поспешил генерал Хорват со своими подручными. Мартынов чувствовал, что схватка с вельможными казнокрадами и их покровителями будет жесткой, но отступать не собирался. Ведь разве не он ходил под прицельным японским огнем в атаку в первой шеренге своего полка? Разве не его закрывали собой рядовые в рукопашной схватке? И разве мог он предать теперь своих пограничников, солдат и офицеров, ежеминутно рискующих жизнью ради России в чужом краю?
   Всего ждал Мартынов, но не этого... 3 февраля в Харбин пришла телеграмма: "Второго сего февраля Высочайшее повеление прекратить следственное производство о генерале Сивицком и полковниках Гальибеке и Сыревиче...". Не замедлила и другая: "Государь Император Высочайше повелеть соизволил представить вам для конца службы соответственное назначение по военному ведомству с освобождением от должности начальника Заамурского пограничного округа. Шеф Пограничной Стражи Статс-секретарь Коновцов". А через четыре дня еще: "Ваше Превосходительство приказом военному ведомству назначены начальником 35 пехотной дивизии. С получением сей телеграммы предписываю сдать округ во временное командование генерал-лейтенанту Авицкому и в законный срок отправиться к новому месту службы. Генерал от инфантерии Пыхачев".
   Даже врагам Мартынова бросилась в глаза та торопливость, с которой ему было предписано сдать округ немедленно, не дожидаясь прибытия преемника. Боевой генерал отправился в российскую глушь командовать четырьмя полками, не по своей вине бросив свои 12 полков на произвол судьбы. В течении того февраля китайцы с лихорадочной поспешностью вооружали местное население и подтягивали к КВЖД войска из других районов Китая - новая война с Россией, реванш за 1900 год казался им уже делом решенным! А принявший в это горячее время округ генерал Савицкий даже в день трехсотлетия царствования Дома Романовых не мог сесть на коня и обходил войска, состоящие из пехоты, кавалерии и артиллерии, пешком, в глубоких резиновых калошах! Только внезапно вспыхнувшая в Китае гражданская война не позволила китайцам снова залить по головку рельсов КВЖД русской кровью...
   Вернувшись в Россию, генерал Мартынов узнает из газет, что он "пытался, не имея на то никакого права, предать суду честного, лично известного Шефу Погранстражи генерала Савицкого", но "неправосудно начатое дело было по Высочайшему повелению прекращено".
   Отстаивая свою честь, Мартынов демонстративно выходит в отставку и требует суда, который не только бы дал правовую оценку его действий, но и привлек внимания к "беспределу", продолжающему царить в Заамурском округе. Вызов "верхами" принят, и особое присутствие Военного Суда 5 ноября 1913 года при закрытых дверях постановило: "Подсудимого, состоящего в отставке генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Мартынова, считать отставным от службы... с лишением пенсии и воспрещением в течении трех лет занимать должности на государственной и общественной службе". Главный Военный суд 6 февраля 1914 года постановит: кассационную жалобу оставить без последствий...
   В августе 1914 года Е.И. Мартынов подает прошение о восстановлении его в рядах Армии и отправке на фронт против Германии. Проводя рекогносцировку расположения войск на аэроплане, он попадает под вражеский огонь. Аэроплан подбит, пилот убит, сам он в бессознательном состоянии попадает в руки врага. Революцию 1917 года Мартынов встречает в плену. Эмигрировавшие из России офицеры и генералы советуют ему, генералу и дворянину, не возвращаться под "топор варваров-большевиков", но вне России Мартынов себя не представляет.
   Вступив добровольцем в Красную Армию в июне 1918 года, Мартынов был главным начальником снабжения РККА и преподавателем Военной Академии Генерального Штаба, служил и в Штабе РККА. 1 июля 1928 года приказом РВСР красный генерал Мартынов уволен в отставку по возрасту. Ему не придется услышать, как его подчиненные и питомцы будут бить потомков тевтонских рыцарей в Великую Отечественную, - в 1937 году, в 10-ю годовщину Октября, "враг народа" Е.И. Мартынов умрет в следственной тюрьме НКВД. В 40-ю годовщину, в 1951 году, его полностью реабилитируют.
   
   На снимке: генерал-лейтенант Е.И. Мартынов, 1913 год.

В. Апрелков


#51
от 21.12.00

Зеркало будней
Войтенко: "Моя команда работала против меня"

Подробности
20 декабря День Чекиста
Полосатый рейс
"Самоволка" по воле судьбы
Есть чтобы жить... и радоваться
Уссурийцы

Конкурсы
Штрихи к портрету
Экстра девушка

Объявления
Смотреть
Подать объявление


Design and programing by Alexey Abramenko
Фотограф младенцев подробнее.
Hosted by uCoz